1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

г. Саратов,
ул. Бабушкин взвоз, 16
23-19-60

Куклы театра

Зачем кукла, если можно показать все только при помощи актера? А за тем, что кукла – это иной язык, иной театр. Подробнее...

Проекты театра

Проект «День защиты детей» ставит своей целью решение проблемы изоляции от общества детей-сирот. Подробнее...

Спектакль изнутри

icon-zakulisie "Интересно, а что же там за кулисами?". Приоткроем завесу этой тайны и покажем то, что зритель видит очень редко. Подробнее...

Гордиться самородками или учиться?

 

На конференции в кукольном театре обсудили дефицит театральных рабочих.

22 марта в театре кукол «Теремок» состоялась первая областная конференция «Современные театральные профессии: дефицит квалифицированных специалистов, проблемы подготовки и переподготовки». В центре внимания участников конференции оказались вопросы технического оформления спектаклей.

По словам театрального художника, художника по свету, худрука студии сценографии и сценических технологий петербургской школы «Шоу Консалтинг» Глеба Фильштинского, проблема в России носит повсеместный характер. Свое мнение по этому вопросу художник высказал по «Скайпу».

«Я много работаю за пределами России и могу сказать, что на Западе и в Америке денег не больше и оборудование не лучше. Некоторые наши театры даже лучше оснащены. Но когда мы говорим о человеческом ресурсе, среднестатистически у них на оборудовании работают профессионалы, а у нас – случайные люди с улицы».

Фильштинский подчеркнул, что в России принято гордиться «самородками». И они действительно есть. Но речь, по мнению маэстро, идет о процентном соотношении. «Самородков» в России не больше 5%, так же как и «плохих техников» на Западе. Пусть 90% «там» не срывают звезд с неба, но они грамотны, у нас ситуация обратная – 90% понятия не имеют, с какой стороны подойти к осветительному и микшерному пульту, не говоря о незнании технологий, на основе которых они работают.

Думается, корень проблемы намного глубже. Сравнивая Запад и Россию, мы не можем игнорировать наш менталитет. Запад пока еще движим ренессансными идеалами, когда образование ценилось, когда каждый из мастеров старался сделать что-то не только лучше других, но и отметить свою работу особенными, узнаваемыми знаками. Причем в почете всегда было «знать много» – историю, живопись, литературу, музыку. Образованность была, говоря Пушкинскими словами, «уважением к минувшему». В России ставятся совсем другие вопросы: а зачем мне это нужно? Стоит только понаблюдать за студентами и школьниками: математика нужна «для поступления», а литература – нет, значит, последняя – предмет «пролетный». В вузах та же история. Повсеместно слышится: «Ну зачем химику знать картины и стихи?» Вторят детям и родители: «Вот я в школе учил, а в жизни мне это не пригодилось».

Говорилось об этом и на конференции – молодые люди практически ничем не интересуются, поэтому и привлечь кого-либо к закулисной театральной профессии очень сложно. Старшие школьники в основном не знают, чем отличается завхоз в театре от аналогичной должности на любом другом предприятии. А между тем в театре это фактически технический директор, работающий с дорогостоящим оборудованием. И за таким оборудованием в России – необученные люди.

«Для того чтобы работать инженером на заводе, люди учатся в техническом вузе пять лет. Почему за пультом стоимостью в 50 миллионов у нас сидят случайно пришедшие с улицы? – поставил вопрос Глеб Фильштинский. – Я не понимаю такого отношения: сначала вложить большие государственные средства в развитие, закупить оборудование и посадить за него незнающего человека. Пока он разберется в этих технологиях, пульт устареет! Ведь, покупая себе дорогой «Мерседес», никто не возьмет на работу случайного водителя, человека будут выбирать тщательно. В театрах – наоборот. А между прочим, по сравнению со стоимостью театрального оборудования, стоимость «Мерседеса» – ерунда».

Подобные примеры приводили и участники встречи. Так, в одном из саратовских театров с одним пультом человек разбирался четыре года. На второй ушло два года, а до конца еще не разобрались. Какого качества в итоге будет оформление спектаклей? Конечно, они будут отставать по уровню от столичных, и тем более – от европейских. При этом, подчеркнем еще раз, технические возможности для реализации самых смелых проектов в Саратове есть.

Говоря об этом парадоксе, Глеб Фильштинский привел в пример западные театры. В Испании, например, существует государственная «Театральная биржа», куда направляются заявки и от работодателей, и от соискателей. Поэтому и случайных людей в театрах крайне мало, практически все с образованием. В Германии наш маэстро наблюдал, что люди не обращались за дотацией на покупку дорогостоящего оборудования, в котором на самом деле есть нужда, из-за того, что нет специалиста, который будет с этой техникой работать. Руководитель поделился, что выпишет заявку сразу, как только найдет грамотных людей.

Второй вопрос – зарплаты театральных техников. Если речь идет о том, что нужны хорошие технари, и чаще всего это мужчины, кто пойдет работать в театр за восемь тысяч? На какие деньги отцу семейства содержать жену и детей? Да, это банальные вопросы, но их нельзя не задать, поскольку из-за своей банальности в России их постоянно отодвигают на второй план. И такое отношение к людям тоже повсеместно: мы хотим, чтобы все было на высшем уровне, но не хотим платить за работу. Перебьются, перекрутятся. Можно, конечно, винить людей в том, что они «ничем не интересуются», но в этом не только вина общей массы. Люди привыкли к тому, что они «никому не нужны», и привыкли «никому не верить». Привыкли не задавать себе вопросов, почему надо работать на трех работах, чтобы свести концы с концами? Привыкли саркастически высказываться на страницах в соцсетях и ничего не делать, ибо бестолку – все равно в итоге обманут. Это замкнутый круг, в котором, кажется, всех все утраивает, потому что каждый в этой системе получает свою моральную конфетку. Сложно даже представить, что должно произойти, чтобы переломить ситуацию.

Не забираясь особенно в глубины российского менталитета, участники конференции приняли решение обратиться в министерства – культуры и образования. По итогам встречи в оба ведомства будут направлены письма. К слову, ожидалось, что в работе конференции примут участие представители министерств, но их не было. А без руководства, как известно, решения не принимаются. Будем надеяться, что встреча не окажется из разряда «собрались – поговорили – разошлись».

Поднят был и вопрос ухода молодых специалистов из профессии. Сложная и больная для многих тема. Стоя на сцене театра, несложно рассуждать, что «молодежь сюда не доходит. Уходят «в тамады» и шоу-бизнес. А причины все те же – можно безумно любить свое дело, но семью кормить надо. Есть недоработки и в плане связи учебных заведений с производствами. Так, в саратовском колледже искусств (СОКИ) готовят звукооператоров, но, по словам директора ТЮЗа Анатолия Барсукова, за три года, в течение которых он возглавляет театр, ему никто ни разу не позвонил по поводу прохождения практики. Педагоги СОКИ в лучших российских традициях оправдываются: «А зачем направлять? Кто будет бесплатно возиться со студентами?»

Наиболее простым выходом из ситуации нехватки специалистов техники видят возможность для обучения уже работающих людей. Речь не идет пока о создании вузов, хотя их крайне мало в России. Но создать некий информационный ресурс для театральных техников вполне возможно. Приглашать специалистов из других регионов, которые могли бы проводить занятия в Саратове. Еще одним предложением стало «дружить домами», поскольку в наших театрах есть люди, не имеющие образования, но проработавшие в должности порядка двадцати лет. Таковым есть что сказать и посоветовать. Необходимость в этом есть – прогресс не стоит на месте, за техникой угнаться невозможно, а новые профессии внедряет сама жизнь.

Первая областная конференция прошла в свободном формате – минимум докладов, максимум простого, «живого общения», построенного вокруг наболевшего. Будем надеяться, небезрезультатного.

Наталья ГРИГОРЬЕВА,
«РИАСАР» от 23.03.2016 г.