1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

г. Саратов,
ул. Бабушкин взвоз, 16
23-19-60

Куклы театра

Зачем кукла, если можно показать все только при помощи актера? А за тем, что кукла – это иной язык, иной театр. Подробнее...

Проекты театра

Проект «День защиты детей» ставит своей целью решение проблемы изоляции от общества детей-сирот. Подробнее...

Спектакль изнутри

icon-zakulisie "Интересно, а что же там за кулисами?". Приоткроем завесу этой тайны и покажем то, что зритель видит очень редко. Подробнее...

«Теремок» – доступная среда

В феврале в театре кукол «Теремок» прошли три не совсем обычных спектакля и творческих встречи по их окончанию. То, что артисты встречаются со зрителями после спектаклей, стало уже традицией «Теремка». Необычность же спектаклей была в том, что на сцене вместе с артистами, играющими спектакль, присутствовал сурдопереводчик, а в первых рядах зрительного зала сидели дети из коррекционной школы интерната первого вида Энгельса.

После спектакля «Бременские музыканты», а именно он завершил «февральскую серию», прошла встреча с одним из артистов театра кукол «Теремок» – Романом Сопко. Ребятам не просто рассказали об особенностях той или иной куклы: марионетки, планшетной, перчаточной, но и дали поработать с каждой из них. Поскольку сказка о «Бременских музыкантах» довольно известная, то особых проблем с фабулой и восприятием сюжета у зрителей не возникло. И хотя почти все видели мультфильм, но впечатлений от спектакля было на порядок больше. Ведь мультфильм нарисованный, а здесь «живые» куклы, управляемые людьми, и куклы оказались более живыми, чем рисованные герои мультфильмов, как эмоции и движения; дети, можно сказать, проигрывали спектакль вместе с куклами. Не говоря уже о том, что примерили на себя роль артиста.

Оказалось, что смотреть гораздо легче и проще, чем работать с куклой. По словам юных зрителей, работая с куклой, нужно очень четко отслеживать связь рук и ног куклы, ведь сам ты не видишь, каким образом они двигаются, как ты ею управляешь. Самой сложной была работа с марионетками – попробуй, уследи за всеми веревочкам, которые «оживляют» куклу. Ну а самой легкой и, наверное, самой привычной была перчаточная кукла. (Многие, наверняка, играли с такими куклами, которые можно надеть на руку).

Были вопросы о том, кто делает кукол и как создаются некоторые «театральные» фокусы, например, снег. (Откроем небольшой секрет – на самом деле снег, конечно же, был не ненастоящим и даже не ватным, а иллюзию падающих хлопьев создавали… мыльной пеной).

И, конечно же, спрашивали о том, сложно ли работать в театре, и мечтал ли Роман стать актером театра кукол в детстве, и как он попал в театр – все как на обычных встречах со зрителями. Только, может, более внимательно слушали дети переводчика, ярче горели у них глаза, более искренним был интерес к тому, о чем рассказывал Роман. Наверное, такое ощущение возникает у людей, не пресытившихся театральными действами, для которых театр и артисты на сцене еще сохраняют свою особую магию перевоплощения.

Поскольку артисты знали, что в зале будут слабослышащие и глухие дети, то изначально была договоренность, что говорить будут чуть медленнее, чтобы переводчик успевал переводить, четче будет артикуляция, ведь зрители видят артистов на сцене. Получилось, что ребятам пришлось одновременно реагировать сразу на три плана – артисты, куклы, переводчик.

Сложнее всего, пожалуй, по мнению Романа Сопко, пришлось артистам в спектакле «Веселая школа, или Чудеса из портфеля», в котором заняты ростовые куклы, и эмоциями что-то показать никак нельзя. Актрисам Оксане Сорвачевой и Татьяне Бердниковой, работавшим в живом плане, пришлось преодолевать эту проблему – если у кукол нет эмоций, но они вдвойне эти эмоции проявляли – за себя и за куклу.

Пожалуй, основная и одна из сложных задач в проведении встречи со зрителями легла на плечи Романа Сопко. Его-то мы попросили поделиться своими впечатлениями.

– Первый раз было немножко страшно: как все это будет происходить, будут ли дети понимать все, о чем рассказываю, поскольку, когда проводим творческие встречи, у нас много терминов, которые, конечно же, объясняем. А как сурдопереводчику объяснить, например, что такое гапит (устройство, которое управляет у тростевой куклы головой) или, допустим, штоковая марионетка (шток – трость, которая управляет головой). Надо подбирать такие слова, чтобы и переводчик мог перевести, и ребята могли понять. Конечно, было страшно, потому что на первой встрече ребята были маленькие, но очень хорошо реагировали. Где-то я понимал, что на обычной встрече можно пошутить, а здесь надо если и пошутить, то только в пантомиме, например, когда берешь куклу и ручкой машешь. Они смотрят и понимают, что у кукол есть эмоции. Наверное, это одно из самых главных в нашей профессии, чтобы дети понимали, что у кукол есть эмоции, что они «живые», тогда это действительно дает какую-то отдачу в зале.

После первой встречи думал, какие же мы счастливые люди – у нас две ноги, две руки, глаза, уши, мы говорим и чего-то нам еще не хватает, и чем-то мы недовольны. А здесь дети лишены слуха, и они гораздо острее, чем мы, все чувствуют и воспринимают. Оттого, что я пробежался куколкой, моргнул глазками Чебурашки, у этого ребенка радости больше, чем у его сверстника со всеми возможностями, пришедшего в театр. У этих ребят отдача гораздо острее даже в диалоге артиста и зала.

От всех трех встреч остались очень приятные впечатления. Теперь надеюсь, что когда будет встреча со здоровыми ребятами, я не буду разочарован и нечто подобное испытаю и с ними, чтобы была такая же искренняя радость, а не вежливое внимание.

Идея пригласить глухих и слабослышащих детей на теремковские спектакли принадлежит заведующей педагогической частью театра Регине Кошельниковой. Ведь сейчас довольно много говорят об интеграции людей с ограниченными возможностями, но мало что делается, считает Регина. Вот и решили в «Теремке» рискнуть и попробовать пригласить таких деток. И по результатам трех спектаклей – «Бука», «Веселая школа, или Чудеса из портфеля» и «Бременские музыканты» – теремковцы уже могут сказать, что затея удалась.

«Надеюсь, что это только начало, – поделилась с корреспондентом нашего издания Регина. – Может, потом будут слабовидящие – их же восемь видов коррекционных учреждений, есть слабо слышащие, слепые и с остаточным зрением, есть с нарушением опорно-двигательного аппарата с сохранением интеллекта, есть, наоборот, с задержкой интеллекта».

Можно сказать – непаханое поле для продолжения и дальнейшего развития этой идеи. К сожалению, в театре рассчитывали на большее количество детишек из коррекционной школы, но оказалось, что не все родители согласились отпустить детей ездить в «Теремок» – мол, ни к чему это все…

И все же, в «Теремке» надеются, что в следующем сезоне эту программу можно будет продолжить и, возможно, в ней примут участие другие коррекционные учреждения Саратова и Энгельса. Начало положено. «Все говорят, а мы сделали», – девиз театра кукол «Теремок».

В апреле планируется еще один спектакль, на который приедут детишки из коррекционной школы. Правда, на этот раз они привезут свои впечатления от увиденных представлений в рисунках и поделках, которые займут место на специально организованной выставке в фойе театра кукол.

Лана СОКОЛОВА

Газета «Богатей» № № 8 (652) от 28.02.2013 г.