1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

г. Саратов,
ул. Бабушкин взвоз, 16
23-19-60

Куклы театра

Зачем кукла, если можно показать все только при помощи актера? А за тем, что кукла – это иной язык, иной театр. Подробнее...

Проекты театра

Проект «День защиты детей» ставит своей целью решение проблемы изоляции от общества детей-сирот. Подробнее...

Спектакль изнутри

icon-zakulisie "Интересно, а что же там за кулисами?". Приоткроем завесу этой тайны и покажем то, что зритель видит очень редко. Подробнее...

Кукломания

Саратовский театр кукол «Теремок» не имеет приставки «детский», однако многие, увы, воспринимают его именно так. Не исключено, что в подобном восприятии виновны годы застоя в театре, когда теремковцы предпочитали выезды в детские сады, школы... Выездные спектакли необходимы, но согласитесь, что спектакль, увиденный в театральном зале с занавесом, музыкой, с игрой света, и спектакль, разыгранный где-нибудь в актовом зале школы, - это просто два разных представления.

В 1999 году, когда творческое руководство театра оказалось в руках заслуженного артиста России Геннадия Шугурова, кочевье по детским садам практически прекратилось. Изменилась и репертуарная политика театра - наряду со старыми добрыми сказками в афишах «Теремка» появились абсолютно взрослые, я бы даже сказала, философские вещи вроде «Стеклянного зверинца» по пьесе Т. Уильямса или «Нового Пиноккио» - фантастической притчи, принадлежащей перу Н. Мороз и Г. Шугурова. Шугуров не единственный из теремковцев тяготеет к драматургии. Спектакль «Наивный театр» вместе с ним сочинила актриса Татьяна Кондратьева, а представление «Веселая школа, или Чудеса из портфеля», опять-таки вместе с Кондратьевой, придумал актер Ринат Файзулин.

У «Теремка» сегодня нет проблем с кадрами. Больше того: театр готовит себе творческую смену, молодежь. На «кукольном» отделении театрального факультета консерватории учится десять человек - шесть юношей и четыре девушки. Руководит курсом кукольников заслуженная артистка России Татьяна Кондратьева, ведущим педагогом является Геннадий Шугуров. Насколько я поняла, Шугуров не прочь изрядно почистить сегодняшний репертуар театра, убрав из него всяческий «нафталин» вроде «Гусенка», «Слоненка» и «Трех поросят». В ответ на мое возражение, что поросята - это что-то вроде кукольного хита, Шугуров иронически улыбнулся: «Но ведь и хиты надо когда-то менять. Актрисы, играющие поросят, когда-то пришли в театр совсем молодыми девочками. Сейчас это уже взрослые женщины. Театр, в особенности кукольный, предполагает, конечно, изрядную долю условности, но не до такой же степени!»
Среди ближайших премьер театра две классические сказки для детей: «Соломенный бычок» и «Бука», а также взрослый спектакль «Сон в летнюю ночь».

«Шекспир и марионетки?» - недоверчиво говорю я. «Ну и что, - очень живо отзывается мой собеседник, - во всем мире, кроме Саратова, это уже давно никого не удивляет. Существует петрушечная версия «Гамлета», с помощью кукол разыграна постановка чеховского «Вишневого сада» - очень тонкий и изящный спектакль получился в постановке киевского режиссера. Пожалуй, такой утонченности, скрупулезной выписанности всех деталей и одновременно метафоричности не добиться даже с настоящими, живыми актерами».

Задумываюсь о феномене кукол. Кукла - это ведь в какой-то степени универсальный актер. Даже будучи страшненькой, она, как правило, обаятельна. Ее пластике, а также прыгучести, вертлявости и способности «складываться», не просто драматические артисты, но и балетные обзавидуются. Кроме того, когда на сцене лицедействует персонаж из пластмассы или дерева, то - даже подсознательно! - расширяются границы дозволенного. Это ведь не человек, это всего лишь кукла, а значит вложить в ее уста можно практически любой текст, и она изящно его изложит. Кукольные монологи можно нашпиговать таким сарказмом, что никакому актеру из плоти и крови и не снилось подобные тексты исполнять. Всю эту нехитрую, в сущности, модель широко использовали постановщики «Кукол» на российском телеэкране.

 «Скажите, - обращаюсь я к режиссеру, - а вам не хотелось бы поставить в «Теремке» что-то гротесковое, яркое - в духе «Кукол» Шендеровича?» Шугуров отрицательно качает головой: «Меньше всего я хотел бы кому-то подражать. Знаете, в свое время, после блестящих постановок в образцовском театре, по всей стране начали делать аналогичные вещи, это был целый вал подражательства. Нет ничего более унылого, чем создавать копии, подпитываться чужим вдохновением. Знаете, отчего мне особенно грустно сегодня? Сатира в сегодняшнем обществе никому не нужна. Говорить вроде бы можно стало ВСЕ и ОБО ВСЕХ. Но исчез какой-то кураж. Те же «Куклы» исчезли с экранов телевизоров. Мы перестали смеяться над собой, а это очень опасная тенденция».

Политика все больше вмешивается в театральную жизнь, вроде бы очень далекую от нее. После трагических событий в осетинской школе саратовские кукловоды столкнулись с так называемым «эффектом Беслана». Если еще вчера «Теремок» с удовольствием посещали целые классы, то после захвата детей в заложники, после телетрансляции всех этих ужасов многие стали отказываться от коллективных посещений. Проблемой для представителей театра, для распространителей билетов даже стало пройти и во многие учебные заведения: в них появились охранники. То, что политика не может не влиять на искусство, актеры-кукольники сполна осознали и во время состоявшихся сравнительно недавно гастролей в Иран. В Тегеране проходил фестиваль театрального искусства «Мобарак». «Мобарак» в переводе на русский значит добрый. По свидетельству директора кукольного театра Дмитрия Кияненко, гастроли в Тегеране были словно бы экзотическим путешествием в другой век: «Кукольный театр чрезвычайно развит в этой исламской стране. В столице свыше семи десятков кукольных театров. Повышенный интерес к такого рода искусству, думается, объясняется просто. Драматический театр здесь чрезвычайно политизирован, баров-ресторанов в городе нет в принципе, потому как в стране действует сухой закон (замечу в скобках, что вино здесь изготовляют многие, а армянская диаспора и вовсе торгует самогоном). Вот люди и находят отдохновение, забавляясь приключениями марионеток. Актеров-кукольников готовят в Тегеране всего лишь год. Конечно, это смешной срок для обучения хорошего артиста, но - любопытный момент - в тегеранских школах как обязательную программу преподают искусство кукловода. Нас, россиян, этот праздник кукол мог кое-чему научить. Умно и эффектно была построена рекламная кампания фестиваля. Каждый день выходил богато проиллюстрированный бюллетень фестиваля, гостям предлагалось невероятное число разного рода символов праздника, будь то сувениры, календари... Каждую иностранную делегацию сопровождал гид-переводчик. Кроме завидной организации фестиваля, за которой, разумеется, стоят солидные деньги, не менее интересно было понаблюдать и за своеобразным «изюмом» тегеранских постановок. Оказывается, многие спектакли здесь идут в сопровождении живой музыки - оркестранты органично соседствуют с куклами. Не редкость в Тегеране и присутствие на сцене актера в роли сказочника, а объединение кукол и живых людей всегда воздействует на зрителя особенно эмоционально».

Воочию наблюдали саратовские кукольники и исламскую цензуру. Театр «Кукольный дом» из Санкт-Петербурга привез на фестиваль в Тегеран сказку «Золушка». Так вот, организаторы фестиваля потребовали от питерских актеров более целомудренно одеть своих кукол.
Уходящий год запомнился саратовским кукольникам не только гастролями в Иране. Они побывали в гастрольном турне по Болгарии, включившем в себя одиннадцать городов, в Хорватии, на фестивале театрального искусства, по приглашению международного Союза деятелей театральных кукол-УНИМА. Там ошеломили куклы японцев. Оказывается, этот удивительный народ начал делать своих первых механических роботов еще... триста лет назад. Да-да, куклы именно столь почтенного возраста проезжали по столу и преподносили актерам блюдце счаем.

Хорошим, добрым событием запомнился саратовским кукольникам и выезд на фестиваль в Екатеринбург, и не только потому, что спектакли «Теремка» были замечательно приняты и отмечены специальными призами и престижными номинациями. Саратовцам было еще интересно посмотреть сам этот театр, похожий, по словам Кияненко, на пряничный домик. Домик с большим и малым залом, со множеством помещений для театральных цехов, со свободными и уютными гримерками и даже... собственным музеем. Умеют, получается, власти думать о кукольном театре не только в далекой исламской, но и в собственной стране. В саратовском же «Теремке» сцена давно нуждается в ремонте и, слава Богу, что хотя бы жуткие деревянные скамьи, что красовались здесь раньше, удалось стараниями директора заменить на яркие, разноцветные кресла-трансформеры. Однако до того, чтобы этот театр был по-настоящему домом, где живет детство, еще далеко. Не внушает оптимизма и тот факт, что главный режиссер театра довольно часто ночует прямо в своем кабинете. За пять лет работы в Саратове иногороднего художественного руководителя для него так и не смогли приобрести квартиру. Так что театр для Шугурова теперь воистину дом родной. Вот уж действительно старая сказка на новый лад: кто, кто в «Теремочке» живет?

Ну да ладно. Не будем о грустном. В конце концов, впереди много интересного, будь то Всероссийская неделя детского театра в ноябре, праздничное представление «Новогодняя путаница с сюрпризом», которое пройдет с 25 декабря нынешнего по 9 января будущего года, или фестиваль кукольных спектаклей для взрослых, который будет проходить в Болгарии и на участие в котором театр уже получил приглашение.

Светлана МИКУЛИНА

«Новые времена» №41 (103) 22 - 28 октября 2004 г.