1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

г. Саратов,
ул. Бабушкин взвоз, 16
23-19-60

Куклы театра

Зачем кукла, если можно показать все только при помощи актера? А за тем, что кукла – это иной язык, иной театр. Подробнее...

Проекты театра

Проект «День защиты детей» ставит своей целью решение проблемы изоляции от общества детей-сирот. Подробнее...

Спектакль изнутри

icon-zakulisie "Интересно, а что же там за кулисами?". Приоткроем завесу этой тайны и покажем то, что зритель видит очень редко. Подробнее...

Кто останется в «Теремке»

Открывшийся сезон у театра кукол «Теремок» юбилейный, 70-й. Основные торжества по этому случаю запланированы на 4 ноября. В программе праздника капустник на темы театра вообще и театра кукол в частности, а также официальная часть с награждением и поздравлениями.

Когда обозреватель «Недели области» договаривался об интервью с главным режиссером театра, заслуженным артистом РФ Геннадием Шугуровым, то предполагал, что разговор главным образом пойдет об юбилейных мероприятиях и премьерах сезона. Однако…

– Настроение у меня не очень праздничное, – признался Геннадий Игоревич. – Непонятно, что и как будет с директором, он у нас второй месяц «исполняющий обязанности». Да и своя дальнейшая судьба в этом городе и в этом театре в настоящий момент под вопросом. В конце ноября исполняется восемь лет, как я работаю в Саратове, а бытовые проблемы так и не решены. В течение пяти лет предыдущий директор обещал найти возможность обеспечить меня жильем. Два года мне снимали квартиру, потом сказали просто: «Идите и ищите сами». Жил у себя в кабинете на диванчике, у друзей, у актеров, по-всякому. Сейчас, наверное, мне могут снова снять квартиру. Но какой в ней уже смысл? Я не очень молод, хочу иметь свой угол, а не казенный. До пенсии осталось пять лет. То есть фактически через пятилетку меня могут поставить перед фактом: «Больше в ваших услугах не нуждаемся, спасибо, до свидания, вам пора на заслуженный отдых». И я уеду. Получается, что на сегодняшний день я искусственно оттягиваю момент расставания с «Теремком», с этим городом. Мои друзья, известные люди в театральном мире, пытаются найти мне хорошее место. Есть несколько театров, которые готовы меня принять. Причем не одного, а с группой молодых актеров. Понимаю, поступать так бессовестно. Я не из тех бунтарей, которые говорят: «Ах так, тогда увожу всех, а вы оставайтесь у пустого корыта». Очень жаль не потраченное время, а потраченные усилия на создание нового образа театра. Можно наплевать на все и думать только о себе. Но не могу так, существует некая ответственность перед «Теремком». Тем более, если даже я уйду один, ничто не удержит в театре молодежь, недавно влившихся в труппу десять человек с моего курса. Есть театры более обеспеченные. Ребята их знают. В свою очередь о саратовских актерах там наслышаны, мы бываем на фестивалях, показываемся, зачастую получаем интересные предложения о работе. По сути, молодежь «Теремка» видит перспективу только в творчестве. Зарплата с надбавками – 3-4 тысячи рублей. В Екатеринбурге же еще незанятым в репертуаре, только принятым дают шесть тысяч рублей. В дальнейшем оклад доходит до 20 тысяч. Есть разница? В Москве в театре Образцова платят меньше. Но там молодежь рассчитывает на побочный заработок, для самореализации возможностей больше. Мой хороший знакомый Александр Борок, будучи главным режиссером театра кукол в Екатеринбурге, получал зарплату, страшно сказать, 75 тысяч рублей. Ему предоставили трехкомнатную квартиру, которая со временем перешла в его собственность. Помог актеру из первого выпуска Татьяны Кондратьевой Сергею Ягодкину поступить в театральную академию на режиссуру, устроиться на работу в Томск. Так сейчас у него в Томске уже своя двухкомнатная квартира. Нас приглашают в ряд театров. Но если из «Теремка» уйдет сразу десять человек, здесь наступит время больших трудностей. Ведь молодые актеры задействованы фактически в большей части репертуара. По совести работаю здесь. Однако, если думать не только о совести, но и об устроенности в жизни, каких-то элементарных удобствах, другого варианта, как уезжать, не вижу. Так что юбилей для меня печальный. Оглядываюсь назад – становится очень грустно. Планы на сезон сверстаны, голова работает, а руки опускаются.

В театре кукол Геннадий Шугуров оказался в какой-то степени случайно. В детстве, как и многие, ходил в самодеятельные драматические кружки. Потом надумал поступать в Горьковское театральное училище. Естественно, не на отделение «Театр кукол». Очень хотел стать актером. Не прошел. Себя Геннадий Игоревич вне театра не видел, поэтому спустя два года приехал поступать снова. На сей раз взяли. Добрался до диплома.

– По распределению девять человек с курса были направлены в Уфу, – вспоминает режиссер. – Проработали мы там один сезон и разъехались, ненавидя друг друга. Молодого актера нужно везти, блюсти, воспитывать, заботиться о нем. В Уфе о таком и не догадывались. Нас сразу окунули в беспросветное настоящее и бесперспективное будущее. Разместили по строительным общежитиям, наскоро отрепетировали одну постановку и течение года играли только выездные спектакли в малых городах и селах республики. Одновременно выступали в качестве и монтировщиков, и осветителей со звукорежиссерами, и актеров. Давали по три-четыре спектакля в день. Потом на пять лет обосновался в Челябинске. Там познакомился с замечательным человеком – Валерием Вольховским. В 1982 году переехал в Ленинградскую область, в Выборг, где открывался новый театр. Десять лет проработал там. Параллельно учился на режиссера в институте. На одном из фестивалей в Рязани подошел как-то к Вольховскому: «Не могу больше в Выборге, посоветуйте что-нибудь». Тот сосватал в Саратов. В принципе, ни о чем не жалею. Несмотря на то, что это не очень цивилизованный город, он в целом мне нравится (родился и вырос я в Прибалтике). Первой постановкой здесь стала «Принцесса на горошине. Сентиментальное путешествие». Отзывы были очень хорошие. Меня поддержала театральная критика, особенно Наталия Свищева, которой я очень благодарен за все.

– При вас впервые появились в «Теремке» спектакли для взрослых?

– Они были и до меня. Развитие актера театра кукол предполагает его существование в серьезной большой драматургии. Всегда привожу такой пример. Дублируют или озвучивают мультфильмы не актеры театров кукол, а драматические. Потому как мировоззрение и отношение к роли разное. Одни воспитаны на хорошей драматургии. Все, что знают и умеют, вкладывают в создание образа. Будь то Чебурашка либо кот Матроскин в подходе к персонажам у драматических актеров чувствуется некая ирония и очень здоровая глубинная мудрость. Если же в театре кукол ребята будут работать только в детском материале (пьесы это не очень хорошие, драматургии для детей на уровне Чехова нет), они деградируют, не смогут выполнять поставленные перед ними задачи. В Челябинске, Екатеринбурге, Тюмени, Кургане ежегодно выпускаются театрами кукол спектакли для взрослых. Благодаря им и постановки для детей становятся другими: не примитивными – сложными не по форме, а по содержанию. В Магнитогорске видел «Голубого щенка», удивительно глубокого по исполнению. Щенку сопереживали не только дети, но и взрослые. Актеры не придурялись, не обманывали, были естественны, жили жизнью персонажей. У зрителей же текли слезы. Там же великолепным получился спектакль «Вини-Пух» – совершенно недетская история о взрослении мальчика, которому становятся не нужны его некогда любимые игрушки. Игрушки это понимают. В Челябинске ставили «Процесс над Жанной Дарк», «Маленького принца», «Мертвые души», в Кургане – «Ромео и Джульетту». Что интересно, на Урале взрослые студенты очень любят театр кукол. Там не существует проблем с наполнением зала. В Саратове чувствуется какая-то инертность. Почему-то здесь считают, что театр кукол с рождения и навсегда исключительно для детей. Были в Иране на театральном фестивале – даже на детские представления, с откровенно примитивным сюжетом, с удовольствием ходят взрослые. Очень любят театр кукол в Болгарии. При всей нищете, в которой тот оказался. Чувствую, что и нам грозит эта нищета, когда примут закон об автономных организациях. Недавно вернулись с двух фестивалей: побывали в Екатеринбурге на «Петрушке великом» и в Челябинске на «Соломенном жаворонке», посвященном Валерию Вольховскому. Посмотрели массу спектаклей, ощущение, что жизнь остановилась, театр кукол существует, как существовал 10-15 лет назад. Потрясло реконструированное здание Екатеринбургского театра кукол. Не евроремонт с пластиковыми панелями на стенах и потолках. Везде мрамор, гранит, все очень солидно и уютно, со вкусом. Три зала: большой на 200 мест (у нас за 300 – огромный ангар, свыше 200 детей в зал сажать нельзя, искусство театра кукол интимное, необходим непосредственный живой контакт), поменьше на сто мест и совсем маленький на 50. Оснащение техническое и финансирование поражают. Сейчас едем на ярмарку театрального освещения в Москву. Надеемся что-то купить, ведь со светом в «Теремке» плохо. Впрочем, как и со сценой, которая прогибается и надо ее ремонтировать. Кресла достойные, новые поставили в зал, а покрытие напольное купили дешевое, не предназначенное для мест массового посещения. Уже пришло в негодность, пора менять.

– Есть постановки, которыми гордитесь?

– Считаю, что сделать все по максимуму мне удалось в спектакле «Медвежонок, Ежик и другие» по сказкам Сергея Козлова. Очень разработанная внутренне постановка. В течение года неплохо смотрелся «Котенок Гаф». Потом спектакль притерся, стал теряться смысл, начала ощущаться какая-то фальшь. Хотел бы сказать, что «Стеклянный зверинец» по Уильямсу удался на все сто. Но не могу. Актрисе сложно существовать в установленных для нее рамках и ритмах. Для молодых актеров основной и любимой работой является «Сон в летнюю ночь» по Шекспиру. Зритель идет хорошо, спектакль нравится коллегам. Но, если честно, не все у меня здесь вышло. Нащупал скрытое в драматургии, обозначил, но выявить, показать на сцене до конца не получилось. Актеры молодые, неопытные, многого не знают.

– Что запланировано на этот сезон?

– В конце октября на худсовет должен приехать художник из Москвы Юрий Хариков (оформлял несколько спектаклей в саратовском ТЮЗе). Делаем с ним «Буратино» по классической пьесе Алексея Толстого. Юрий уже присылал зарисовки, эскизы. Это интересно, но не то, о чем мы договаривались заранее. Придется решать задачи, о которых даже не подозревал. Премьеру выпустить намереваемся в апреле. Попутно работаем с Михаилом Гаврюшовым (оформлял «Сон в летнюю ночь») над «Дон Жуаном» по Мольеру. Спектакль выйдет в конце сезона либо в августе, так как в сентябре мы приглашены на фестиваль в Рязань, должны представить что-то новое. Открыл сезон «Теремок» возобновленным «Гусенком». Говорят многие, что дети увлеклись мультфильмами и театр не жалуют. В нашем спектакле Аленка вызывает ребенка, чтобы охранял гусенка, иначе тот может залезть в болото или попасть на обед к лисе. Ребенок видит куклу, нитки и все остальное, однако искренне переживает, если его обманывает лиса: малыш отворачивается, а гусенок пропадает. Ничто не заменит театра с живым общением. Каждый год придумываем оригинальную пьесу для новогодних праздников. Этот сезон не должен стать исключением. Тем более, что любопытно, уже сейчас в кассу театра звонят, интересуются новогодними представлениями.

Коротко

– 4 ноября 1936 года саратовцы узнали, прочитав газету «Коммунист», что «…при ТЮЗе начал работу кукольный театр, поставивший спектакль «Гусенок» по пьесе Н.Гернет». Годы становления «Теремка» называют непростыми: не было своего помещения, профессиональных режиссеров, художников, актеров, имелись сложности с материальной базой. Тем не менее рождались спектакли для детей: «Большой Иван», «Храбрый портняжка» по сказке братьев Гримм, для взрослых: «Чертова мельница», «Прелестная Галатея» и «Божественная комедия»…

– Во время Великой Отечественной войны, когда многие театры были закрыты, театр кукол перешел на хозрасчет. Актеры выезжали в госпитали, на военные заводы и в воинские части с острополитическими концертными номерами, поднимали боевой дух воинов и вселяли уверенность в победе.

– В 1959 году театр впервые получил собственную отдельную жилплощадь по Радищева-37 с залом на 300 мест (бывшая лютеранская церковь). В 1967 году «Теремок» переехал в построенное специально для него здание со сценой, мастерскими для изготовления кукол, зимним садом и уютным зрительным залом на 336 мест.

– Геннадий Шугуров – главный режиссер театра с 1999 года. Своими постановками Геннадий Игоревич проводит мысль о том, что театр кукол – искусство философское, обладающее своим особым языком, в котором на сцене возможно появление парадокса, метафоры, знаков, символов, сложных образов…

Семен ВОЛКОВ

«Неделя области» № 45 (264) от 18 октября 2006 г.